Индонезия пример мультикультурализма

0
230

«Ты правда видел снег? Фантастика! Я тоже хочу его увидеть. Думаю, если бы я оказался когда ни будь зимой в России, то мгновенно замерз бы», — вот самые популярные фразы, которые можно услышать из уст экваториальных друзей. Так думает каждый четвертый землянин. Четверть населения планеты мечтает увидеть снег. Индонезия не исключение.

Индонезия
Индонезия

Времена года

Четвертая часть Земли не знает, какие из месяцев осенние, а какие весенние или зимние. У этих людей всегда лето. Им не скажешь «увидимся осенью», поскольку в ответ чаще всего услышишь «осенью — это когда?» В индонезийском языке даже нет де-факто слова «зима». Про зиму говорят «сезон холода». Те, кто живет совсем другими сезонами, имеют отличную от нашей философию бытия. Отсутствие времен года существенно уменьшает количество жизненных дедлайнов. На экваторе не готовятся к зиме, не закупают теплую одежду, не закатывают банки с консервами, а не заготавливают на зиму домашним животным пищу, не занимаются утеплением дома, отопительным сезоном и тому подобным. Веками у них формировалась совсем другая философия непредсказуемости. Философия приспособления к быстрым изменениям и преобразованиям, а не привычного нам летнего цикла.

Солнце, встает каждый день в шесть и в шесть заходит за горизонт, нет ощущения постоянной спешки, в которой находятся страны субтропического и умеренного климатических поясов. «Будет день — будет еда» — самая популярная поговорка всех экваториальных стран и основа их философии. Некуда спешить, завтра наступит такой же день.

Тем, кто чувствует сезонность на собственной шкуре, никогда не поймет тех, кто живет в одном сезоне всю жизнь, и наоборот. Люди, не знающие сезонов, другие; они иначе относятся к жизни, к ее текучести и неповоротливости.

Спокойствие и равновесие, интерес и толерантность — черты, присущие экваториальным народам. Индонезия, запросто разрушит любые стереотипы относительно ислама. К примеру, однажды на пост президента была избрана женщина — Диа Пермата Мегавати Сетиавати Сукарнопутри. При этом среди пяти имен лидера мусульманской страны три происходят из санскрита, одно — индонезийское и одно — мусульманское. Почему это вообще важно? В именах большинства индонезийцев скрытый культурный код — они являются носителями сразу нескольких культур, и ислам в этом их не ограничивает. Почему у президента пять имен и нет фамилии? У индонезийцев вообще нет фамилий, как и отчества, здесь важна наследственность, но, вполне вероятно, что философия однодневности оставила свой след и в этом вопросе.

В их стране около 80% мусульман, остальные — христиане и лишь несколько процентов индуистов и буддистов, причем практически все индуисты компактно проживают на одном из 17 тыс. Островов, самый раскрученный в туристическом смысле на всем архипелаге — Бали. Несмотря на это, мусульмане и христиане всей Индонезии отмечают индуистские и буддийские праздники, потому что просто уважают друг друга. Индуисты на Бали тоже могут посоревноваться в первенстве разбиения любых стереотипов относительно религий. Индуизм без индийцев, индуизм без кастовости — это об этом государстве.

Праздники для всех

Ежегодно в мае в день рождения Будды в одном из старейших буддистских храмов мира — Боробудуре — собираются несколько тысяч буддистов, чтобы отпраздновать свой Новый год. Это государственный праздник. Все происходит ночью, после заката. Мусульмане, у которых тоже выходной, подходят к храму и наблюдают за буддистами. Участвуют в церемониях и запускают тысячи «небесных фонариков», которые в темноте освещают священное здание и яркую позолоту на огромные статуи Будды.

Боробудур
Храм Боробудур

Китайский Новый год и соответствующая традиция, которую во время правления Сугарто запрещали, вновь узаконены на государственном уровне. Сугарто — это тоже лишь одно из пяти имен. Сугарто и Сукарно — два индонезийских правителя, которых иногда даже путают. Сугарто боролся с китайцами, потому что они распространяли коммунизм.

Почти 40 лет в Индонезии был запрещен китайский язык, несмотря на то, что население страны на 10-ю часть состоит из китайцев. Закрывали китайские школы и храмы, запрещали любые праздники и демонстрации, строгий диктат ислама и националистического движения распространялся по всей стране молниеносно. Сейчас в Индонезии целое поколение китайцев, не знающего родного языка. Впрочем, китайские праздники снова возвращены в календарь государственных, их снова отмечают все, китайцы снова строят своих огненных драконов и львов, года в Индонезии снова стали годами зверей. Правда, мы эту традицию переняли в совершенно искаженном виде. Год Обезьяны, Дракона или другого существа китайского календаря, приходит не 1 января, а четко по китайскому лунному календарю. Скажем, 8 февраля 2016 г. только наступил год Обезьяны, а до этого все еще год Козы.

Индонезийцы с радостью празднуют китайский Новый год вместе с теми несколькими процентами китайцев, которые остались в стране. Празднуют и католическое Рождество. В Индонезии даже христиане разных краев различаются между собой больше, чем католики и православные у нас. К примеру, достаточно закрытый регион Тана-Тораджа. Его часто называют «царством мертвых». Это небольшой горный христианский анклав, окруженный мусульманами. Тораджийцы живут в горах на острове и даже не имеют выхода к морю. Их всего 500 тыс. Для 250-миллионной страны это почти ничего (хотя и больше, чем население нескольких европейских государств). Эти христиане готовятся всю жизнь к одному событию — своей смерти.

Официально в Индонезии 400 языков, часть из которых очень похожи между собой. Скажем, есть соседние города Манадо и Горонтало. Разница в языке — около сотни слов. Часто именно они являются наиболее употребляемыми, хотя для неопытного лингвиста разногласия могут вообще остаться незаметным. Несмотря на это, официально существуют манадский и горонтальский язык.